31 Мар 2015

Социальный символизм формы

Вместе с тем взгляд на человека как существо, обитающее в символической среде и включенное в знаковые ситуации вовсе не лишен оснований и опирается на большой фактический материал. Дело лишь в точности социально-исторической интерпретации этих фактов.

Как отмечают Е. Басин и В. Краснов, вещь, ее форма выступают как символы и включаются в специфическую практику так называемого «социального символизма», регулирующего социальные отношения с помощью символических культурных форм.

В качестве механизма культуры социальный символизм действует не непосредственно, он не устанавливает (подобно праву, морали и т. п.) прямо тот или иной тип социальных отношений, а опосредует их в символических формах, которые тем не менее жестко детерминируют человеческое поведение.

Даже символика, имеющая, на первый взгляд, сугубо личностное значение и выражающая, казалось бы, только индивидуальные ценности и установки — вплоть до организации интерьера жилища и внешности самого человека, его одежды, прически н т. п., даже в этих областях опосредуются не столько индивидуальные прихоти, сколько общезначимые, социальные моменты.

Наиболее явственны процессы социального символизма в антагонистическом обществе с его социальными контрастами и противопоставлениями неравенства «жизненных шансов» и возможностей. Господствующие классы стремятся закрепить «социальные дистанции».

Этой цели служит определенный «стиль жизни» — символическая модель поведения и предметного обеспечения во всех сферах жизнедеятельности. «Стили жизни» служат консолидации групп и прокладывают между ними видимые границы.

Привилегированные группы вырабатывают малодоступные другим слоям «стили жизни» и коды поведения. Трудно переоценить ту роль, которую играет в этом смысле символика вещной формы.

Вещи оказываются весьма точным определителем места человека в жизни.

Представители групп, стоящих ниже на «шкале возможностей», чтобы изменить свой «социальный статус» или видимость такового, нередко стремятся «подстроиться» под «стиль жизни» высших групп. Но подражание редко приводит к желаемым результатам — социальная символика вещного мира оказывается трудно преодолимой преградой.

[в начало статьи]